ВНИИМ» О ВНИИМ» Контакты» Эталоны» Деятельность» Услуги» Диссертационный совет» Обратная связь»
В декабре 2006 г. по инициативе Всероссийского научно-исследовательского института метрологии им. Д.И.Менделеева при поддержке компании КПМГ была переиздана книга Д.И.Менделеева "Заветные мысли",. Это первое переиздание труда великого ученого в XXI веке.

Отдельные главы "Заветных мыслей" (с купюрами) были напечатаны в 23 и 24 томах Собрания сочинений Д.И.Менделеева (Академиздат, 1934-1954 гг.). В 1995 г. издательство "Мысль" опубликовало полное издание книги, которая в скором времени стала библиографической редкостью.

Репринтное издание 2006 г. отпечатано с оригинала 1903-1905 гг., хранящегося в Метрологическом музее ВНИИМ им. Д.И.Менделеева.

Метрология являлась одним из важнейших направлений многогранной научной деятельности великого ученого. С 1892 г. до последних дней жизни он возглавлял первое государственное метрологическое учреждение России - Депо образцовых мер и весов (с 1893 г. - Главная палата мер и весов) и внес огромный вклад в преобразование его в уникальный научно-исследовательский центр (с 1934 г. - ВНИИМ). Имя Д.И.Менделеева было присвоено институту в 1945 г.

Книга "Заветные мысли" написана Д.И.Менделеевым в 1903-1904 гг. в так называемый "палатский" период жизни ученого. Ее переиздание стало первым мероприятием, осуществленным ВНИИМ в рамках подготовки к празднованию в 2009 году 175-летия со дня рождения Д.И.Менделеева.

Круг вопросов, который ученый анализирует в этой книге, чрезвычайно широк: образование, народонаселение, внешняя торговля, взаимосвязь между просвещением и национальным богатством, между промышленностью и сельским хозяйством, государственное устройство и т.д. Главными задачами, стоящими перед Россией, он считал развитие просвещения и промышленности.

Книга "Заветные мысли" является духовным завещанием Д.И.Менделеева будущим поколениям. Многие из его идей остаются актуальными и в настоящее время.

Предлагаем Вашему вниманию некоторые "заветные мысли" Д.И.Менделеева, опубликованные в главе "Желательное, для блага России, устройство Правительства":

Современные склады правительств, будь они монархические или республиканские, тождественны по отношению невозможности достижения общего блага без сочетания начал разумности с общей народной волею и добрыми сношениями с другими странами, так и в отношении того, что между верховною властью и гражданами, во всяком случае, неизбежно становятся в промежутке выборные или лично назначаемые чиновники, т. е. посредники-исполнители, из тех же граждан взятые, в которых, по их многочисленности, всесильно действует общий дух народа и от которых чрезвычайно много зависят все успехи государственные. Это давно кратко выражено изречением: "всякий народ достоин своего правительства". (с. 343-344)

Желательно, чтобы ныне призванная Монархом Государственная Дума, составленная из выбранных народом неслужилых людей, уразумела прежде всего, что ей даровано весьма важное право законодательной инициативы, еще не данное Государственному Совету, что законами определяются не только права, но и обязанности граждан и не только обязанности, но и права исполнителей, т. е. чиновников (выборных или коронных), и что прежде чем требовать что-либо от других, непременно надобно оглянуться на себя самих и подать личный пример: порядка, трудолюбия, немногоглаголания, снисходительности, деловитой разумности и постепеновской последовательности. (с. 345)

Желательно, чтобы основанием государственных доходов служили первее всего косвенные обложения предметов не первой необходимости: спиртных напитков, табака, сахара, чая и т. п. (но не продуктов нефти и др. видов горного дела), таможенные сборы, прогрессивный налог на денежные (акционерные и т. п.) капиталы (но не подоходный налог), чистые доходы казенных имуществ и предприятий, прогрессивные налоги на наследства, на квартиры и жилища, на залоги, контракты, счеты и промышленно-торговые предприятия, а в их числе и на казенные. Уплаты же, ныне производимые за отправку писем и телеграмм, за межевые измерения, за обучение, за поверку мер и весов и т. п., не будучи отяготительными, желательно по возможности сохранить, но обращать преимущественно на улучшение соответственных и близких дел. (с. 346)

Законы, по существу, должны охватывать весь смысл прошлого, всю современность и, что всего настоятельнее, должны предвидеть вероятное будущее страны, насколько оно от законов зависеть может, а потому законодательные учреждения составляют наиболее трудную часть правительственной организации.
Вот по этой причине, хотя бы совершенно оставив в стороне все общие места и соображения, касающиеся необходимости ясных и точно соблюдаемых законов, и хотя бы ограничиваться лишь современными русскими потребностями, чего я и стараюсь достичь, - все же о законодательстве необходимо говорить не меньше, а даже более, чем о многих других правительственных функциях. В нем много задатков будущих судеб России, которые однако более-то всего все же определяются природою страны и ее населения, положением ее в среде других народов, нравами и привычками всех ее жителей, историей и из нее бесповоротно вытекающим господством воли Правителей-Монархов
. (с. 352)

Учреждение Государственной Думы, как непременного органа законодательных работ, введет новый порядок исключительно потому, что к голосу непременно свой народ любящего Царя теперь прибавятся голоса непременно любящих страну народных избранников, потому что не любящих - нет прямых поводов избирать. Только любящие отнесутся мягко к существующим недостаткам, только они найдут выход из того, что страху и совести покажется безысходным, только с ними будет высший народный разум... Могу сказать, что знал на своем веку, знаю и теперь очень много государственных русских людей и с уверенностью утверждаю, что добрая их половина в Россию не верит, России не любит и народ мало понимает, хотя все – без больших изъятий, даже для покойного графа Д.А.Толстого, - действуют и мыслят без страха и за совесть, или, говоря более понятно, теоретическими оправданиями своих мыслей и действий обладали.
В чем ином я, пожалуй, могу быть некомпетентным и пристрастным, но тут этого невозможно подозревать, потому что, будучи всю жизнь научным теоретиком, отрицаю достаточность теоретичности в таком строго практическом деле, каким считаю законодательство, особенно русское и в настоящее время. Теории, партии, системы - бесспорно, - тут необходимы, они и будут непременно, но без такта и любви действительной ничего тут не поделаешь
. (с. 358-359)

Для меня очень желательно в отвлечении будущего прогрессивное подоходное обложение, но в нашей реальности на ближайшее время от его применения я жду только зла и обмана. Зло произойдет от того, что нам для развития благосостояния особо необходимо развитие промышленной предприимчивости, а она ныне не может обходиться без проявленных и приложенных больших капиталов и своих доходов. Их надо всемерно привлекать, а не страшить возрастающими обложениями. Облагать прогрессивно полезно быть может только капитал пассивный, т.е. денежный и во всяких доходных бумагах, что уже отчасти делается, а всякий капитал, приложенный к делу, к торговле ли, земле ли, или промышленности, облагать прогрессивно, значит задерживать рост промышленности. (с. 384)

Отношение правительства к народному просвещению вовсе не составляет чего либо подобного простой благотворительности, а определяется сперва потребностью иметь в администрации подготовленных служащих, а потом сознанием великого влияния должным образом направленного просвещения на все успехи страны, для службы которым (т.е. "благу народному") правительство и начинает сознавать себя назначенным. (с. 399)

Возможность народу быстро богатеть природой нашей нам дана, только в обиходе нашем не имеется по сих пор основных условий, для того необходимых, более же всего самодеятельного трудолюбия, решительной предприимчивости и ясного понимания современного положения экономических обстоятельств, допускающих быстрое увеличение общего среднего достатка. (с. 404)

Пусть промышленная предприимчивость сложна и условна, все же ее начала кроются в чистом трудолюбии, потому что только трудолюбец от добра добра искать станет, так как ни с чем ничего затевать нельзя, а в промышленность предпринимаемую надо вложить добро нажитое и много рисковать. (с. 411)

Напомнив опять, что пишу не трактат, а только изложение своих заветных мыслей, годами накопившихся от наблюдений и размышлений, скажу для ясности, что, по мне, не только нет без явно усиленного трудолюбия ни талантов, ни гениев, но что без него никакие улучшения правительственного строя и никакие права и обязанности, законом закрепляемые, ничего сделать для приведения России к уровню Запада - не в силах. (с. 412)

Свобода для труда (а не: от труда) составляет великое благо. Для тех, кто труда и долга не ставит на должную высоту, кто их обязательность мало понимает и не высоко ценит, для тех свобода рановата и только лодырничество увеличит. Россия, взятая в целом, думается мне, доросла до требования свободы, но не иной, как соединенной с трудом и выполнением долга. Виды и формы свободы узаконить легко прямо статьями, а надо еще не мало поработать мозгами в Государственной Думе, чтобы законами поощрить труд и вызвать порывы долга перед Родиной. (с. 422)

Выражаем надежду, что "заветные мысли", высказанные нашим замечательным соотечественником, привлекут внимание широкого круга читателей, в том числе и профессионалов, работающих над программами дальнейшего развития Российского общества.

english